NIKIFILINI [CPS]

Ум за разум. Почему растёт число психических расстройств

По официальной статистике, психическими расстройствами в России страдает почти 4 млн человек. Людей, нуждающихся в психологической помощи, намного больше.

Поставят ли человека, обратившегося к психиатру, на учёт? Можно ли доверять частному психологу и как сказался на нашей психике ковид? Рассказывает генеральный директор НМИЦ психиатрии и наркологии им. Сербского Светлана Шпорт.

Лидия Юдина, «АиФ»: Светлана Вячеславовна, замечено, что психические заболевания и расстройства серьёзно сокращают жизнь. С чем это связано?

Светлана Шпорт: Психическая деятельность человека определяет работу всего организма. От расположения духа, в котором мы находимся, зависит общее самочувствие. Психические расстройства могут провоцировать появление различных заболеваний — от простудных до сердечно-сосудистых и онкологических.

Чем тяжелее психическое расстройство, тем выше изолированность пациента. Такой человек большую часть времени проводит в замкнутом пространстве наедине с самим собой. А одинокие живут меньше, чем люди с широкими социальными связями.

Помимо этого наши пациенты не так внимательно относятся к своему здоровью — они реже обращаются к врачам и часто пропускают первые симптомы болезней. Поэтому диспансеризация имеет ключевое значение при наблюдении за пациентами, страдающими психическими расстройствами.

И стар и млад

— Правда ли, что после пандемии ряды ваших пациентов пополнились?

— Сегодня на диспансерном наблюдении состоит 1 410 061 человек. Общее число лиц, страдающих психическими расстройствами, — 3 870 000 человек.

Вопрос влияния пандемии на психику мы изучали в рамках государственного задания от Минздрава РФ. Наши специалисты работали в том числе и в «красной зоне» одной из больниц. По нашим данным, 45% пациентов, проходивших лечение в «красной зоне», имеют психические расстройства разной степени выраженности — от лёгких до тяжёлых.

Для людей, которые соблюдали режим самоизоляции, пандемия стала стрессовым фактором, справиться с которым смог не каждый.

Этот вопрос продолжает изучаться, но в целом можно сказать, что снижение социальной активности повысило уровень тревожности в обществе. Мы увидели всплеск обращений на телефон «горячей линии» НМИЦ им. Сербского. Специалисты чаще фиксировали проявления впервые возникших психотических состояний там, где их не ждали, в том числе в среднем, пожилом и старческом возрасте. Заметно выросла обращаемость детей и подростков. Однако далеко не во всех случаях требовалась помощь психиатра и медикаментозное лечение. Нередко для нормализации состояния было достаточно психотерапии и психологического консультирования.

— Люди боятся обращаться к психиатрам, особенно в госучреждения, из-за опасения попасть на учёт…

— Психиатрическая служба работает, и специализированная помощь доступна. Что касается опасений быть ограниченными в своих правах, следует понимать, что человек, например, с тревожным расстройством под диспансерное наблюдение точно не попадёт.

Есть чёткие критерии, в каких случаях человек должен находиться под диспансерным наблюдением у психиатра. Более того, предполагается ответственность врача-психиатра, поставившего под диспансерное наблюдение человека, который ему не подлежит. В таких случаях гражданин может обратиться в суд и выиграть его.

Под диспансерное наблюдение в психоневрологические диспансеры попадают только люди с тяжёлыми хроническими психическими расстройствами, которые из-за болезни не могут самостоятельно оказывать себе помощь.

Мы стремимся развенчивать многочисленные мифы, которыми окружена психиатрическая служба, повышать её доступность. В частности, в плане развития психиатрической службы рассматриваем возможность размещения кабинетов врачей-психиатров в городских поликлиниках.

— Чаще всего люди с психологическими проблемами обращаются в частные клиники. Отличаются ли их методы лечения от тех, что используются в госклиниках?

— Мы ждём появления отдельного законопроекта, касающегося оказания психологической помощи, в котором мы крайне заинтересованы и готовы принять участие в его подготовке. Процесс оказания этого вида помощи необходимо упорядочить так же, как и работу врачебного сообщества, поскольку клинический психолог несёт ответственность за пациента, как и любой другой врач.

Безусловно, деятельность психологов нуждается в регуляции. Об этом говорят и сами клинические психологи, деятельность которых нередко бывает дискредитирована работой недобросовестных специалистов. Сегодня речь идёт о том, что у психологов должна быть как минимум аккредитация в государственных учреждениях, возможно, при вузах. Много у нас вопросов и к частным клиникам. К нам нередко обращаются пациенты в запущенном состоянии, которые до этого лечились частным образом. Их состояние зачастую свидетельствует о том, что помощь им оказывалась недолжным образом. На сегодняшний день мы даже не знаем точную статистику из частных психиатрических структур.

— За последний год несколько громких преступлений было совершено гражданами, ранее проходившими принудительное лечение…

— Мы внимательно следим и анализируем эти случаи. К сожалению, сегодня после окончания лечения пациенты нередко «теряются». Этому способствует чрезмерная миграция внутри страны. Люди свободно перемещаются из одного региона в другой, но при этом у нас нет единого регистра, который бы позволил отслеживать перемещение пациентов после принудительного лечения, и, соответственно, ни у врачей, ни у полиции порой нет информации, проходят ли они необходимое наблюдение. Мы представили в Минздрав РФ свою позицию по формированию общего федерального регистра таких лиц. После того как он будет создан, надзор за ними будет более строгий.

Каждый по-своему лошадь

— Как вы посоветовали бы поступать в тех случаях, когда мы сталкиваемся с людьми, которые ведут себя неадекватно?

— Когда после очередного трагического случая звучат призывы об ужесточении контроля, люди забывают, что это может коснуться каждого. Никто не застрахован ни от психического заболевания, ни от соседей и прохожих, которым можем показаться странными мы сами.

Во всех подозрительных ситуациях человеку следует обращаться в полицию. При необходимости полицейские вызовут скорую психиатрическую бригаду, которая проведёт освидетельствование пациента. Если врач-психиатр решит, что человек представляет угрозу, он будет госпитализирован в приёмный покой психиатрической больницы, где будет осуществлена либо его добровольная госпитализация, либо недобровольная (через суд — если человек с признаками психического расстройства, представляющий опасность для общества, не соглашается на добровольную. — Ред.). Суд в свою очередь должен решить, достаточно ли собрано доказательств того, что человек представляет угрозу для себя или для других лиц. Такой порядок защищает всех, поскольку не каждый человек, который нам кажется странным, нуждается в стационарной психиатрической помощи.

Оцените материал

По материалам: aif.ru

Zdravcity RU

О Амир

Здоровья!

Смотрите также

Претензии VS благодарность. Как не скатываться в бесконечное недовольство?

Казалось бы, если попробовать сравнить жизнь сегодня и каких-то 20, 40, а то и 100 …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.